Рецидив и выздоровление. Экономические последствия последнего раунда локдаунов

Богатый мир стал лучше справляться со своими экономическими издержками

Весенние локдауны прошлого года, которые на пике своей активности охватили более половины населения мира, спровоцировали мощный экономический спад. В апреле объем мировой экономики был на 20% ниже, чем ожидалось.

Поскольку количество случаев коронавируса снова резко возросло, богатые страны вводят новый раунд локдаунов. Франция находилась в локдауне в ноябре, Италия ввела локдаун на Рождество, а Англия «закрылась» на национальном уровне 6 января. В некоторых частях Японии введено чрезвычайное положение.

Ситуация в Америке, где власти штата и местные власти, а не федеральное правительство вводят локдауны, более сложная. Ясно одно, ограничения сейчас примерно такие же жесткие, как и весной прошлого года.

Последний раунд локдаунов снова ударит по экономике, но, возможно, не так сильно. Аналитики банка Goldman Sachs утверждают, что в случае Великобритании «чувствительность экономической деятельности к ограничениям, касающимся вируса COVID-19, значительно снизилась с момента первого локдауна».

В опубликованном 8 января исследовании банка HSBC отмечается, что объем промышленного производства Германии «продолжил восстановление в ноябре, несмотря на возобновление локдауна». Отчет о занятости в Америке за декабрь, опубликованный в тот же день, показал, что занятость упала впервые с апреля – удручающий результат, когда миллионы людей все еще остаются без работы. Тем не менее, другие часто используемые экономические индикаторы, такие как потребительские расходы, находятся в лучшей форме, чем весной прошлого года.

Пройдет некоторое время, прежде чем официальные данные по ВВП подтвердят растущую устойчивость богатого мира к ограничениям. Но в недавней статье Николас Волошко из ОЭСР, используя данные поиска в Google для построения еженедельной оценки ВВП для крупных экономик, отметил, что в апреле они были загружены примерно на 80%. Сейчас они работают на более чем 90% (см. Диаграмму). Улучшение объясняется тремя основными факторами: меньшим общественным страхом; более выверенной государственной политикой; и адаптацией бизнесов.

https://www.economist.com/img/b/608/1168/90/sites/default/files/images/2021/01/articles/body/20210116_fnc389.png

Сначала возьмем страх. В марте и апреле количество инфицированных коронавирусом было неизвестно. Многие люди в ответ забаррикадировались в своих домах. Анализ опроса YouGov показывает, что в апреле более 60% респондентов в богатых странах опасались заразиться вирусом. Тем не менее, люди узнали, как не заразиться и устали от изоляции. Значит теперь они захотят больше выходить из дома.

Доля людей, выражающих озабоченность по поводу заражения COVID-19, упала примерно до 50% в ноябре. Данные Google показывают, что во многих странах люди больше бывают в общественных местах, чем в начале пандемии. Это привело к тому, что некоторые государственные органы здравоохранения стали «рвать на себе волосы». «Текущий локдаун не оказал такого большого влияния на мобильность (и вероятные контакты), как в марте», – говорится в декабрьской презентации ученых из Онтарио. Британские и американские газеты упоминают слово «нелегальный рейв» в пять раз чаще, чем весной (Рейв — организованная танцевальная вечеринка с привлечением диджеев – Прим. Ред.).

Большее желание людей игнорировать правительственные предписания, возможно, усугубляет распространение вируса, независимо от экономических выгод. Но второй фактор, объясняющий устойчивость экономики на этот раз, а именно выверенная государственная политика – это меньший компромисс. Должностные лица выяснили, какие меры изоляции обходятся с наименьшими экономическими затратами. Так что сейчас меньше стремления, скажем, закрывать школы, чем весной. Но больше аппетита к предписанию носить маски и проверять иностранных прибывающих. Ни одна из этих мер не приносит никому много хлопот. Многие последовали примеру Германии, где во время первой волны многим строительным площадкам разрешили работать. Франция сохранила производство; показатели в секторе почти не сократились в ноябре и выросли в декабре.

Третья причина устойчивости связана с адаптацией бизнеса. Внезапный переход к удаленной работе стал шоком для многих из тех, кто обычно работает в офисе на старых компьютерах. С тех пор компании инвестировали в повышение своей продуктивности даже в условиях локдауна. С марта по октябрь Великобритания импортировала ноутбуков на сумму 4,7 млрд фунтов стерлингов (6 млрд долларов США), что на 20% больше, чем за тот же период в 2019 году. В недавней статье Ника Блума и его коллег из Стэнфордского университета анализируются заявки на патенты в США и делается вывод о том, что пандемия «сдвинула направление инноваций в сторону новых технологий, поддерживающих видеоконференцсвязь, удаленную работу и удаленное взаимодействие».

Предприятия, ориентированные на потребителей, сделали еще больше, чтобы справиться с ситуацией. Лучшие джаз-клубы Нью-Йорка теперь предлагают прямые трансляции прямо в гостиные. Находясь на ферме в восточной Англии, ваш корреспондент купил еду в Gujarati Rasoi, индийском продуктовом магазинчике в 92 милях от Лондона, который, как и многие другие рестораны, начал предлагать доставку по всей стране. В Великобритании доля компаний, открытых для бизнеса, в конце прошлого года была не ниже, чем летом, когда, согласно официальным данным, ограничения были гораздо слабее. Это не относится к малому бизнесу в Америке, но сейчас доля работающих бизнесов больше, чем весной прошлого года.

Эта устойчивость экономики перед лицом последней волны локдаунов имеет несколько последствий. Когда вирус только начал распространяться, правительства намеревались заморозить экономику. Но со временем стало ясно, что бизнес-активность адаптировалась к шоку пандемии. Это означает, что правительствам придется оказывать меньше финансовой поддержки. Это, собственно, и является их планом на 2021 год.

Более того, поскольку во время последнего раунда локдаунов меньше ресурсов остается незадействованными, будет меньше «шрамов». Это позволит быстрее начать наращивать производство после снятия ограничений. Аналитики банка Morgan Stanley ожидают, что к концу этого года американский ВВП вернется к своему допандемическому уровню. Многое еще может помешать этому прогнозу сбыться. Однако, чтобы ни случилось, экономика, пережившая пандемию, будет сильно отличаться от прежней.

Источник: TheEconomist.com